Текущее время: Пт дек 06, 2019 6:38

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Любителям Доколумбовой Америки
СообщениеДобавлено: Вс июн 08, 2008 12:12 
Не в сети
Надзиратель кольцевого мира
Надзиратель кольцевого мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт авг 08, 2006 17:32
Сообщения: 1161
Откуда: МВД, полномочный представитель Сената Divine Justice ОРИОН
букв очень много:)

Уходят ли цветы в царство смерти?
Правда, что мы идем, правда, что мы идем!
Куда мы идем, ай, куда мы идем?
Там мы мертвы или еще живем?
Придет ли там еще раз существование?
Несауалкойотл


Был полдень. Солнечные лучи начали нестерпимо жечь спины крестьян, обрабатывающих свои поля. В покоях правителя приграничного города – государства Коацаока царил полумрак и прохлада, которые остужали пыл спорящих. Спор между мужем и женой всегда явление неприятное для обоих, а если он касается их единственного детища и вопроса его будущего, то не вызывает сомнения, что в помощь себе каждый супруг призовет всех богов и вспомнит своих предков для подкрепления и весомости приводимых аргументов.
Семейная пара, которая бурно обсуждала проблемы сына, не была исключением, только вот проблема выходила за рамки обычной семьи, так как семья была необычной. Мужчина носил наследственный титул Великого человека, а попросту являлся халач-виником, то есть верховным правителем одного из городов-государств майя. Это был очень своенравный мужчина, с довольно резким характером. Основные черты тяжелого нрава были словно вырублены на лице: крупный орлиный нос, с замершими крыльями, постоянно нахмуренные брови... Можно было бы и дальше перечислять отдельные детали внешности, но все они сводились к одному - халач-виник Копан был суровым властителем своего города, лежащего между двух полноводных в сезон дождей рек. И если он что-либо решил, то только Ицамна - божественный покровитель всех майских городов - мог повлиять на его решение. Копан правил уже довольно долго - половину полного цикла. За это время Ицамна всегда благосклонно принимал от него жертвы, подтверждая правильность и мудрость принятых им решений.
Правитель раздраженно ходил по комнате, то, отдаляясь и подходя к окну, откуда открывался вид на земли его владений, то, приближаясь к жене, вдыхая, едва ощутимый запах сожженных трав и свежей крови. Он внимательно посмотрел на жену, подол ее белоснежной одежды немного был забрызган красными пятнами. Это явно были пятна крови. Значит, перед тем, как идти к нему и спорить, отстаивать свое мнение, Уичаа, именно так звали его вторую жену, мать его единственного сына и наследника, была в храме, где говорила с духами и приносила собственноручно жертву богам.
Чтобы еще раз удостовериться, Копан круто развернулся от окна, где наблюдал беготню дворцовой челяди, и подошел к жене вплотную. Запахи усилились. Они, словно проникали во внутрь него, будоража и поднимая изнутри какие-то совершенно неведомые ему чувства. Тут был страх, ему не свойственный и испытанный им лишь когда-то в далеком детстве; горечь, вперемешку со страшной болью, сжавшей сердце ледяным капканом, и пугающая пустота, развергающаяся, как бездна у его ног. Преобладал запах жженой травы и пряного дурмана, который Уичаа выпивала, как и все жрецы, прежде чем вступить в разговор с духами.
Он внимательно посмотрел жене в глаза. Они были расширенны и полыхали. Заглянув в них, Копан реально ощутил силу и мощь потустороннего мира, его жар и уверенный неожиданный напор. Создавалось впечатление, что невидимое покрывало, некая могущественная сеть жесткой хваткой окутала его всего, буквально парализовав и обездвижив все члены. Он просто забыл, отринул от себя все мысли и чувства, оглох, ослеп и потерял способность говорить. Неведомая сила легко втянула его в омут распахнутых черных глаз Уичаа и закрутила в разноцветном вихре. Копан не ощущал тела, он летел через голубые, черные, розовые и зеленые вихри, которые перепутывались между собой и создавали коридоры, ниши, огромные пространства. Он видел страну, свой Коацаок в руинах, жителей бегущих с детьми на руках, огромный, застилающий все огонь пожарищ и над всем этим, в развивающемся плаще, с поднятыми к небу руками главного жреца Ицамны. Черные тучи исторгали потоки дождя, Копан поежился, ощутив сначала их приятную влагу, которая тут же обдала леденящим холодом; вздрогнул от частых и внезапных вспышек слепящих молний – гнева богов, и, внезапно, пришел в себя.
Словно пьяный, он отшатнулся от жены, резко отвернулся, чтобы прийти в себя, обрести спокойствие и равновесие. Увиденное его напугало, он не сомневался, что боги через Уичаа приоткрыли ему тайну будущего, но как все смертные, не владеющие магией и тайными знаниями жрецов, Копан был только напуган, потому что не мог правильно расшифровать, понять и принять показанное ему богами!


Вся его сущность, еще не пришедшая в себя после этого Откровения, не приученная к вхождению в потусторонний мир, к общению с богами и потусторонними силами, требовала немедленного успокоения и отдыха. Его организм, его я немедленно потребовало тишины и покоя, уединения, наконец! Но Уичаа, постоянно занимающаяся магией, быстрее мужа пришла в себя и резко атаковала Копана. Она посчитала, что муж все понял, и теперь легко будет доказать свою точку зрения.
Но и теперь все усилия Уичаа потерпели крах, хотя, Копан был вынужден признать - во многом она была права. Но он решил отнести все выпады, направленные против его решения на то, что Уичаа происходила из знатной сапотекской семьи, проживающей в Митле. А всем известно, что сапотеки благосклонно относятся к ацтекам, которые за несколько лет возвысились среди народа Анауака. Даже дальняя родственница Уичаа была замужем за богатым старейшиной и жила в самом сердце Анауака - городе на островах Теночтитлане. Сам же Копан по матери происходил из рода Кокомо, правившим Майяпаном, а по отцу был тольтеком. Поэтому в роду Копана, ценившим устоявшиеся роды, к ацтекам относились как к временному явлению.
Но доказать что-либо Уичаа, которая считалась только со своим мнением и даже богов своей родины ставила выше богов майя, хотя прожила в стране всю свою сознательную жизнь, было невозможно. То, что боги приоткрыли ему, он уже стряхнул с себя, отодвинул в глубину памяти, спрятал, чтобы возможно когда-нибудь над этим подумать. Все вернулось на круги своя.
Внутри семьи Копан смотрел на упрямство жены снисходительно, даже когда она, усиленно сохраняя обычаи и ритуалы бога дождя и молний сапотеков Косихо-Питао, прививала такую же любовь их сыну Кинич-Ахава - предмету нынешнего спора. Все, что пыталась сделать по-своему Уичаа, чаще всего заканчивалось ничем. Сын, по малолетству, соблюдал требования матери, но, выйдя из детского возраста, резко пресек ее нежные увещевания, и признал, что есть только единый верховный бог-покровитель всех майских городов и имя ему - Ицамна. В этом вопросе спорить с взрослым мужчиной, к тому же сыном Копана, было совершенно бесполезно. Подошло время его женить, Уичаа предложила заключить союз с девушкой из ацтекского рода, а Копан поддержал желание сына связать судьбу с родом правителей Майяпана.
Уичаа была раздосованна, неудачной попыткой приоткрыть мужу тайну будещего. Предостеречь его от политических ошибок, совершенных в настоящем, не удалась. Она лишь утвердилась в своем подозрении - на решение Копана, повлияло, прежде всего, то, что будущая невестка приходилась халач-винику племянницей. Это решение пугало и раздражало Уичаа недальновидностью. Копан словно не желал замечать грядущее столкновение с народом Анауака. А ведь духи предупредили ее об этом! Копан побывал с нею в потустороннем мире и тоже это видел! Более того, реальность вторгалась в их жизнь и состояла в следующем - конфедерация трех племен, где руководящее положение захватили агрессивные ацтеки, активно демонстрировала свои воинственные далеко идущие планы. Все народы плодородной и цветущей долины склонились перед их силой, а дальше шли земли воинственных оттоми, сапотеков и города - государства майя. Куда направятся воины из Теночтитлана? Уичаа не питала сомнений - молодое государство ацтеков постепенно расширяло свои границы и остановить захват новых и новых земель было невозможно. Верховное божество ацтеков Уицилопочтли было богом войны, покровителем ацтекской знати, оно требовало огромное количество кровавых ежедневных жертвоприношений, а их могла дать только война.
Создавшаяся обстановка угрожала жизни и благополучию их города - Коацаок был вратами в земли майя. Упорное сопротивление сына, молчаливое потакание юношеским причудам со стороны отца выводило Уичаа из себя. Несколько дней назад Кинич-Ахава известил родителей, что отправляется в Майяпан за невестой, и будет там ждать решение родителей и свадебных послов, а пока отработает за будущую жену положенный выкуп. Но не это пугало Уичаа. Их сын мог еще вступить в брак, возникни политическая необходимость, но он был влюблен в свою невесту и не желал слышать о еще одном браке, который мог решить многие проблемы. Пока Копан не объявил официально своего решения, оставалась надежда, но то спокойствие, с которым он терпеливо отвечал Уичаа, граничило с безразличием. Она поняла, что решение правитель принял, что завеса тайны будущего, приоткрытая сегодня, не сыграла решающую роль, и Копан в своей гордыне и желании следовать прежней политической линии непреломляем. К тому же это ее боги, духи лесов и земли показали будещее, а Копан верил только своим жрецам...

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс июн 08, 2008 12:13 
Не в сети
Надзиратель кольцевого мира
Надзиратель кольцевого мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт авг 08, 2006 17:32
Сообщения: 1161
Откуда: МВД, полномочный представитель Сената Divine Justice ОРИОН
Потеряв терпение, и решив положить конец и мучительным раздумьям, и бесконечным спорам, Копан резко встал и пошел к выходу. Только у расписной занавески, закрывавшей вход в зал, он остановился и твердо произнес:
- Я сегодня принесу жертву нашему великому богу Ицамне, если она будет принята, то завтра же на рассвете гонцы уйдут в Майяпан с моим разрешением на брак Кинич-Ахава и Иш-Чель.
Секунда... и только занавес, качаясь, указывал, что помещение только что покинул правитель Коацаока. Уичаа осталась одна. Она проиграла.
Далеко на востоке майя построили грозный город Майяпан, а правившая в нем династия Кокомо сделала его самым богатым и могущественным. Кокомо были очень воинственны и жадны, они вынуждали правителей Ушмаля и Ицмаля считаться со своим мнением и желанием главенствовать на полуострове, им платили дань по первому требованию, только бы не видеть у стен своих селений военные отряды Майяпана. Трудолюбие простых крестьян майя и руки рабов превратили земли Кокомо в цветущий сад. Не было клочка земли, не обработанного заботливо мотыгой и не принявшего влагу, принесенную человеком.
По этой земле благоденствия шел караван. Давно уже позади остались развалины непокорного города Чичен-Ицы - бывшей столицы гордых тольтеков. Ее полуразрушенные за три столетия теокалли, посвященные древним богам, прямые широкие проспекты, ритуальные площадки для игры в мяч, заросшие высокой травой. Чичен-Ица был вечным напоминанием всем майя о несокрушимом могуществе рода Кокомо, захватившем его и предавшем огню. Страх и ужас охватывал простых жителей благодатной земли, когда вдали они различали приближающихся воинов - вестников семьи Кокомо - знак недовольства и требования беспрекословного повиновения. Это было и с нашим караваном. Только когда он подходил к селению достаточно близко, майя с усилием перебарывали дрожь и страх и вспоминали, что год назад через их селение следовал караван, спешащий на ежегодный праздник, посвященный богине радуги и луны - Иш-Чель. Путники двигались к острову Косумель, где располагался один из храмов богини, который ежегодно посещала одна из дочерей правителя Маияпана, названная в честь богини. Не было женщины из знатной семьи майя, носящей имя одной из богинь майского пантеона, которая бы столь соответствовала своему имени.
Как внезапно возникшая на небе радуга вызывает у землепашца умиление и восторг своей неповторимостью и совершенством, так дочь правителя Маияпана одним своим присутствием могла сосредоточить на себе внимание своей неординарностью - она была альбиноской. Более светлая кожа, но самое главное, за что она и получила при рождении свое имя - огненные волосы. Был ли это результат многочисленных кровных династических браков в роду Кокомо или игра природы, но майя свято верили, что живая Иш-Чель - это сама богиня радуги. Она сошла на землю, чтобы в эти тяжелые годы войн и усобиц дарить смертным, смотрящим на нее, простую радость приобщения к прекрасному видению.
Жители с радостью откладывали насущные дела и выходили на обочину мощеной дороги, чтобы поприветствовать Иш-Чель, которую несли на носилках четверо воинов. Носилки были всегда открыты, и майя с восторгом рассматривали живой образ своей богини, каждый год, убеждаясь, что она по-прежнему очень красива, изящна и у нее все те же огненные волосы. С каждым годом наряд девушки становился все пышнее и богаче - он явно демонстрировал вызывающую мощь и богатство семьи Кокомо. Здесь было и многоцветие птичьих перьев и многочисленные ожерелья из самых редких камней, и необыкновенно тонкая ткань одежд самой Иш-Чель и ее приближенных, которых всегда было не меньше сотни. Среди них были: грозные телохранители, единственной одеждой которых была белоснежная набедренная повязка, не скрывающая сильные мускулы воинов; свита, вся сплошь в драгоценностях и шкурах ягуара. Замыкала караван группа хмурых воинов, сопровождающих еще одни носилки, почти всегда занавешенные тонкой белоснежной тканью. В них несли самую красивую рабыню - жертву богине Иш-Чель. Она всегда была так же, как и дочь правителя, богато одета, на ее шее, запястьях, в ушах, сияли драгоценности из сокровищницы госпожи, которые после ритуала отходили храму на Косумели. Ее купали и лелеяли. Она не знала ни в чем отказа в последние месяцы жизни. Чаще всего, будущей жертве давали дурманящий напиток, после которого она со счастливой улыбкой смотрела на мир затуманенными глазами, словно, сейчас, здесь на земле, уже видела свою будущую веселую беззаботную жизнь после смерти в чертогах богини. С этой улыбкой рабыне предстояло взойти на жертвенный камень теокалли, с этой улыбкой ее юное и красивое тело, еще не знавшее любви и материнства, должно было отпустить свою душу; с этой улыбкой она расставалась с жизнью. Опьяняющий напиток отключал жертву. У нее не было желания бороться за свою жизнь, и создавалось впечатление, что девушка счастлива, исполнить возложенную на нее миссию.
Внимательно рассмотрев кортеж Иш-Чель, жители принимались за свои насущные дела, в очередной раз, убедившись, что все в их мире постоянно, а власть, сила и богатство рода Кокомо незыблемо.
Караван, обогнув селение, приблизился к берегу - месту постоянных остановок следующих на остров Косумель, который виднелся в море. Стоянка для пришедших была уже обжитой: выложенные камнями площадки под навесы для ночевки, большие ямы и огромные кучи хвороста для костра. Деревянные мостки на берегу с привязанными длинными лодками и толпы галдящих, предлагающих свои услуги, гребцов, наперебой предлагающих свои услуги.
Многочисленные слуги Иш-Чель суетливо готовились к ночлегу - нужно было удобно расположить госпожу, чтобы она хорошо отдохнула, так как на следующий день им предстояло переправиться в больших каноэ на Косумель. Только раз в году на острове в центральном храме богини Луны отмечался грандиозный праздник, в котором стремились участвовать огромные толпы верующих. Люди плыли на остров в надежде получить исцеление от недугов - добрая богиня Луны была сведуща в медицине. Ее мудрые жрецы знали толк в травах и спасли многих безнадежных. Они помогали даже женщинам, желающим, но не подарившим своим мужьям наследников.
Попасть на остров одновременно с земным воплощением богини считалось особой удачей, поэтому на стоянке к каравану Иш-Чель до конца дня присоединялось огромное количество паломников. Одни люди устраивались на ночлег. Другие пытались договориться с лодочниками, потряхивая кожаными мешочками, в которых хранились кусочки драгоценных камней или зерна чоколатля для обмена за переправу. Более опытные просились в каноэ к счастливцам, которые уже обеспечили себе место среди первых отплывающих. Прибывшие утром, самые мудрые, спокойно готовились ко сну. Стоянка представляла собой пеструю, гомонящую, постоянно перемещающуюся огромную массу людей. Было уже за полночь, когда лагерь полностью успокоился, доверив свой покой охранникам, из свиты дочери Кокомо.
Утром люди пробудились от совершенно нехарактерного шума - это был не треск -
хвороста, который бросали в кострище, горевшее всю ночь, или шорох шкур, которые вновь
собирали в тюки до следующего ночлега. Это был совершенно невообразимый шум: крики
женщин, топот ног, ругательства мужчин. Ко всему этому примешивался ужас - девушка, которую приготовили в жертву богине - исчезла. Весть разнеслась мгновенно. Воины, охранявшие рабыню, лежали убитыми. Следов свершивших убийство не было, как и ни какого шума ночью.
Когда Иш-Чель поинтересовалась, в чем дело у своей челяди, на стоянке возникла
тишина и заминка. Испуганно дрожащего жреца, сопровождающего свиту, вытолкнули из
толпы приближенных. Голос у него дрожал сильнее, чем он сам, потому что жрец
лихорадочно пытался найти подходящие слова для объяснения совершенно необъяснимому
явлению. Но вот он, наконец, их нашел и тонко пропищал, одновременно стараясь не
потерять мысль, не дрожать и не делать паузы. Это ему иногда удавалось.
- Моя несравненная... Иш-Чель, кажется, решила принять жертву раньше, на рассвете... Может быть, чтобы ты не совершала морского путешествия...
- Но... праздник только вечером! Что это значит, жрец? Как объяснить это знамение? Лицо Иш-Чель оставалось невозмутимым. От группы приближенных отделился воин, он уверенным шагом подошел к госпоже. Гордая осанка, богатая одежда, уверенный взгляд выделяли его из челяди с первого взгляда. Соблюдая положенный ритуал, воин, слегка поклонился, испросив тем самым, разрешение говорить, и, приложив руку к груди, насмешливо произнес:
- Над знамением нашему служителю нужно будет подумать, а вот то, что девушка для жертвенного приношения исчезла бесследно, то в этом нет сомнения, моя госпожа…
По мере того, как до Иш-Чель доходил смысл сказанного, она пыталась осознать его, но
случившееся было настолько неожиданным, что скрыть удивление и растерянность не
удалось. Ее округлившиеся от удивления глаза встретились со смеющимися глазами воина.
Чтобы скрыть растерянность она решила рассердиться:
- Кажется, происходящее тебя только забавляет, Кинич-Ахава! А ведь жертва должна быть принесена!
- Да? Если я не ошибся, то в этот раз твоя богиня получила не одну несчастную, а восемь лучших воинов твоего отца, моя госпожа!..
- Нет, нет...- забеспокоился оживший перепуганный жрец, испуганно взмахнув руками. - Они не могут считаться принесенными в жертву, господин, ведь... кровь не пролилась на жертвенный камень, да и час не тот. Кинич-Ахава поморщился - его раздражал трусливый жрец.
- Тебе мало восьмерых молодых мужчин?
- Но эта земля не освещена и не то время...- испуганно лепетал жрец, для которого смысл
происшествия начал принимать неприглядную и пугающую окраску. Теперь жрец думал только о
том, как обезопасить себя от гнева халач-виника Кокомо и втолковать своим беспечным господам суть произошедшего. У него язык никак не хотел говорить то, что от него ждали паломники.
- Послушай, это мы и сами знаем. Объясни, что делать дальше? - властный голос Кинич-Ахава наконец-то пробился сквозь пелену страха, и жрец понял, что сможет сыграть в этой истории довольно почетную роль. Он знал, что госпожа, нося имя богини, старательно изучила все ритуалы, посвященные ей, и могла трактовать любые знамения едва ли не лучше его. Жрец понял, что госпожа начала понимать, чем все может обернуться. Жрец видел, с каким испугом и надеждой она смотрела на своего брата и жениха. Кинич-Ахава этот растерянный взгляд был хорошо знаком. Сколько раз он его встречал, когда совсем юная Иш-Чель сталкивалась с неизвестным! Этот взгляд требовал совета и поддержки, смущаясь своей беспомощности. Он вселял в Кинич-Ахава уверенность в себе, как мужчины, главы их будущей семьи. Ему нравилась покорность и беспомощность будущей жены, стремящейся переложить решение важных вопросов на него - жены, стремящейся переложить решение важных вопросов на него - это было залогом их будущего
мирного и счастливого существования, когда они станут супругами.
Жрец, с трудом скрывая свой страх - ему очень не хотелось брать на себя ответственность, жалобно пропищал, снова подыскивая слова:
- Моя несравненная госпожа, нам нужно срочно найти другую жертву... я хотел сказать рабыню. То, что бывшая рабыня... жертва исчезла - плохой знак и... но богиня милостива к тебе и мы...
- Так займись этим! - перебил жреца Кинич-Ахава. Жрец с поклонами скрылся в толпе.
- Мне нужно поговорить с братом. Займитесь все делом, ничего не произошло!
Челядь разошлась, тихо перешептываясь. Все с усердием занялись своими обязанностями. Брат и сестра остались наедине. Иш-Чель пригласила Кинич-Ахава присесть рядом с ней на шкуры. Кинич-Ахава сел достаточно близко, чтобы можно было говорить, не повышая голоса. Свое копье он продолжал держать одной рукой и изящно на него опирался. С детских лет ему внушали, что воин не расстается с оружием даже во сне. Этому правилу он следовал всегда.
- Ты испугалась? - большие глаза Иш-Чель наполнились слезами - она никогда перед ним не скрывала своей беспомощности. В ответ она смогла только кивнуть и вздохнуть, потому что мысли ее были в смятении, Но, собравшись с духом, она спокойно ответила, мысленно благодаря Кинич-Ахава за ту паузу, которую он дал ей, чтобы она могла собраться с духом:
- Это плохой знак. Я хотела просить богиню дать нам счастье, а теперь...- в голосе было столько грусти, что Кинич-Ахава вынужден был срочно найти слова, которые смогли бы ее ободрить. Он нежно погладил руку сестры, стремясь выиграть время. Посмотрев по сторонам, улыбнулся:
- Свое счастье мы будем делать сами. Боги столько лет были к нам милостивы. Скоро
мы совершим свадебный обряд, и ты станешь моей женой, в Коацаоке родятся наши
дети, и все будет идти, как шло.
- Но гонцов от твоего отца все еще нет... – Иш-Чель задумчиво взглянула на жениха и через секунду ее светлые глаза подернулись дымкой – она уже погрузилась в себя, не слыша и не видя ничего вокруг. Иш-Чель на миг вошла в мир духов, с которым была дружна с детства, ей не нужно было принимать специальных напитков, чтобы войти в транс, в этом мире она была своей, желанной гостьей. Этот мир при ее появлении начинал играть с ней золотыми бликами. Откуда-то появлялось легкое дуновение, оно создавало ощущение полета. Блики становились разноцветными. Они мягко и плавно становились то ступеньками, то дорожкой, то вдруг превращались в гондолу, украшенную дивными цветами, и тогда казалось, что она скользит между миллиардов воздушных радуг, раздвигает их руками, ощущает ласковое тепло, от чего на душе ее становилось легко и спокойно. Этот мир в ее присутствии, окрашивался только в светлые тона, переливался только яркими красками – так он, радостно сияя, приветствовал ее, заявлял о своей радости от встречи с ней. Именно тут она всегда получала ответ на вопросы, именно тут находила покой и душевное равновесие. Но вот сейчас ее мир, ее убежище было не таким привычным – пропала золотая гамма, не было ласкового дуновения. Основной цвет был лиловым, не таким темным, как при грозовых тучах на закате, но ощущение тревоги, предчувствия беды или чего-то неотвратимого коснулось Иш-Чель, напугав ее, расстроив. Она никогда не любила покидать этот мир, который считала своим, а тут... Растерянность взяла свое, она заметалась, пытаясь услышать внутри себя, тихий шепот предостережений, но этого не было... Только краски, словно ощутив ее тревогу, сгустились, не давая ей вырваться к далекому светлому пятну вдали... И тут же раздался голос, не принадлежащий ее миру. Этот голос совершенно не соответствовал ему, он был слишком реален и груб. Он яростно вторгся, мешая ей понять, что с ее миром не так, что ускользает от нее... и разрушил незримые стены ее мира.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс июн 08, 2008 12:14 
Не в сети
Надзиратель кольцевого мира
Надзиратель кольцевого мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт авг 08, 2006 17:32
Сообщения: 1161
Откуда: МВД, полномочный представитель Сената Divine Justice ОРИОН
если интересно, вывешу остальное:)

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пн июн 30, 2008 23:25 
Не в сети
Генерал сотового комплекса
Генерал сотового комплекса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт сен 09, 2004 16:55
Сообщения: 507
Откуда: СССР
интересно


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт июл 01, 2008 6:45 
Не в сети
Надзиратель кольцевого мира
Надзиратель кольцевого мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт авг 08, 2006 17:32
Сообщения: 1161
Откуда: МВД, полномочный представитель Сената Divine Justice ОРИОН
Тогда, всю книгу можно прочесть и скачать здесь:

http://clubochek.ru/prose.php?id=8800

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ср июл 02, 2008 18:07 
Не в сети
Властитель межкольцевого мира
Властитель межкольцевого мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс июл 25, 2004 22:50
Сообщения: 3648
Откуда: Думаете, после поллитра помню?
Однако... :respekt: Много тут люди пишущие выложить успели. В каталог, однозначно. :)

_________________
Форум надо писать, как интересную книгу – таким, чтобы хотелось его перечитывать вновь и вновь.
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс авг 03, 2008 9:34 
Не в сети
Надзиратель кольцевого мира
Надзиратель кольцевого мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт авг 08, 2006 17:32
Сообщения: 1161
Откуда: МВД, полномочный представитель Сената Divine Justice ОРИОН
Если книга понравилась:) то проголосовать можно здесь
http://www.interproza.ru/nomination/show/71/page/2/

а так же, те кто пишет можно разместить свои работы :)

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
© 2003-2007. DestinySphere GmbH, ООО Геймспейс. All Rights Reserved.
POWERED_BY.